lesnoybrodyaga (lesnoybrodyaga) wrote,
lesnoybrodyaga
lesnoybrodyaga

О кормушках.

Деньги «Наших»

Покушение на журналиста Олега Кашина заставило вспомнить о прокремлевских молодежных движениях. «Ведомости» посчитали, сколько «Наши» получают от государства, а попутно выяснили, что в 1990-е экс-лидер «Наших» Василий Якеменко числился учредителем фирмы, основанной бандитами

Роман Шлейнов
Ведомости

29.11.2010, 225 (2743)

Ни для кого не является секретом, что по пространству СНГ прокатилась волна оранжевых революций и лидеры к власти приходили не в результате демократических процедур, а под давлением толпы. «Наши» были созданы, чтобы не допустить возможности технологически организовать беспорядки. Это страховка на случай, если вдруг нам решат навязать недемократическую процедуру выбора президента«, — рассказывал американским студентам основатель прокремлевского молодежного движения «Наши» Василий Якеменко.

 

В 2000 г. Якеменко попал в администрацию президента, где ненадолго возглавил отдел по связям с общественными организациями управления внутренней политики. Его пригласил глава управления внутренней политики Андрей Попов, который и познакомил талантливого и амбициозного Якеменко с замглавы администрации Владиславом Сурковым, вспоминает бывший чиновник администрации. У Якеменко уже тогда была идея создать молодежное движение, лояльное партии власти, эту идею он изложил Суркову.

В мае 2000 г. Якеменко создал организацию содействия воспитанию молодежи «Идущие вместе» и стал ее лидером. Первая заметная акция состоялась в 2001 г.: большой молодежный митинг на Васильевском спуске в поддержку Владимира Путина. На митингующих были майки с его портретом. Под знаменем Путина «Идущие вместе» потом еще много чего делали — клеймили московские власти за то, что те разрешили корриду, спускали книги писателя Сорокина в бутафорский унитаз, бросали на землю портреты российских оппозиционеров со штампами «предатель».

В 2005 г. Якеменко возглавил новое движение — «Наши» с более четкой идеологией и более системной работой (см. врез на стр. 16).

«Ведомости» решили посчитать, сколько тратит на «Наших» государство. Для этого мы проанализировали данные реестра госконтрактов и операторов президентских грантов. Получилось, что в 2007-2010 гг. по госконтрактам и в виде грантов «Наши» получили 26 млн руб., а организации, созданные при участии их нынешних и бывших лидеров, — 441 млн руб. Ниже мы будем для экономии места писать просто «Наши», имея в виду само движение и эти организации (их связь с «Нашими» объяснена в таблице на стр. 16).

Всего выходит 467 млн руб. Это много, если сравнивать с другими молодежными движениями — например, «Молодой гвардии Единой России» и «Местным» за тот же период из тех же источников досталось всего 8 млн руб.

Интересно, что большая часть денег — 347 млн руб. — досталась «Нашим» по госконтрактам, заключенным с Федеральным агентством по делам молодежи (Росмолодежь), которое при его создании в 2008 г. возглавил Якеменко. В 2009 г. было 116 млн из 588 млн руб. всех госконтрактов Росмолодежи, а в 2010 г. — 231 млн из 430 млн руб.

Кому дают

 

Среди получателей денег лидируют три организации: фонд «Молодежная политика 2020», некоммерческие организации «Национальный институт «Высшая школа управления» и «Здоровое поколение» (см. таблицу).

Созданный в 2008 г. фонд «Молодежная политика 2020» за 2009-2010 гг. получил от Росмолодежи девять госконтрактов на 185,6 млн руб. Соучредитель фонда — Артур Омаров, руководитель аппарата «Наших». Он стоял у истоков движения «Сталь», прославившегося тем, что оно организовало в лагере «Селигер-2010» выставку посаженных на колья кукольных голов оппозиционных политиков, журналистов и общественных деятелей.

«Я никогда не был связан с «Нашими», а Василия Якеменко видел всего два раза, — уверяет Александр Гагиев, руководитель и соучредитель «Молодежной политики 2020». — Когда стали работать с Омаровым, я вообще не знал, что он имеет отношение к «Нашим», он всегда представлялся организатором проекта «Сталь».

По словам Гагиева, в штате фонда шесть человек, а еще до 150 специалистов нанимают по срочным трудовым договорам. «Эти люди — профессионалы в организации туристических программ и молодежных лагерей, у них невероятный опыт». По словам Гагиева, госконтракты — не сахар, происходят задержки с выплатами. «А у нас, допустим, по Селигеру 15 подрядчиков. Как им объяснить, что туалеты надо чистить, а деньги будут позже? Приходится кредитоваться, а кредиты под обеспечение госконтракта не дают», — жалуется Гагиев.

Национальный институт «Высшая школа управления» в 2007-2010 гг. получил 113,5 млн руб. Создателями этой некоммерческой организации были соучредитель и комиссар «Наших» Мария Кислицына и бывший комиссар «Наших», а сейчас депутат Госдумы от «Единой России» Сергей Белоконев. Ни Кислицына, ни Белоконев не стали отвечать на вопросы «Ведомостей».

Некоммерческая организация «Здоровое поколение» из Люберец, созданная бывшим председателем правления «Идущих вместе» и руководителем одного из отделений «Наших» Романом Швыревым, в 2010 г. получила от Росмолодежи три госконтракта на 60,2 млн руб. По адресу «Здорового поколения» в Люберцах Швыревым и партнерами зарегистрирована еще одна некоммерческая организация — «Шаг навстречу», которая в 2010 г. получила президентский грант на 2 млн руб. Связаться со Швыревым не удалось.

Почему организации, созданные членами «Наших», получили в 2010 г. больше половины госконтрактов Росмолодежи, возглавляемой экс-лидером «Наших»? Все госконтракты идут через закон о госзакупках, любая попытка повлиять на решение по госконтракту была бы нарушением законодательства — так отвечает на этот вопрос пресс-секретарь «Наших» и Якеменко Кристина Потупчик. Но «уникальные компетенции» комиссаров «Наших» и «максимальный опыт» созданных ими организаций, продолжает она, позволяют им предлагать государству самые низкие цены — вот они и выигрывают. Играет свою роль и «уникальность проводимых Росмолодежью мероприятий» — конкурентов «не так уж много». Но конкуренцию никто не ограничивает, «была плановая проверка Федеральной антимонопольной службы, замечаний нет», заключает Потупчик.

Комиссар «Наших» и по совместительству председатель правления еще одного «нашего» фонда — «Русский стиль» (15 млн руб. в 2009-2010 гг.) Иван Косов тоже предлагает не искать «подоплеку»: в конкурсе может поучаствовать каждый, а «утверждать, что Якеменко кому-то поспособствовал, — абсурд». «Русский стиль» и «Наши» не одно и то же, настаивает Косов: «Мы разделяем определенную идеологию — и все. Здесь ничего больше искать не надо».

На что дают

 

Больше всего денег идет на всероссийский международный образовательный форум «Селигер», который «Наши» проводят с 2005 г. Расходы бюджета на организацию и обеспечение лагеря, судя по реестру госконтрактов, с 2007 по 2010 г. выросли более чем в 60 раз: с 1,5 млн руб. до более чем 100 млн руб. (правда, и численность форума выросла с 3000 до 20 000 человек).

В 2009 г. «Молодежная политика 2020» получила по госконтрактам от Росмолодежи на обустройство лагеря и оборудование 40 млн руб., в 2010 г. — 76 млн. «Высшая школа управления» по госконтрактам на тренинги, спортивно-туристические и досуговые программы «Селигера-2010» — 20,9 млн руб., а в 2009 г. — 3,5 млн руб. от президента. Сами «Наши» тоже получили на «Селигер-2010» президентский грант на 5,5 млн руб. Ну и по мелочи: фонд «Эра», учрежденный активистом «Наших» и бывшим советником Якеменко Мариной Задемидьковой, выиграл контракт Росмолодежи на 1,9 млн руб. на проведение на «Селигере-2010» смены «Лидерство» (Задемидькова говорит, что больше не занимается делами фонда).

Много денег, в том числе и от Рособразования и Минобрнауки, выделялось на подготовку кадров с упором на методику. Так, «Высшая школа управления» в 2007 г. получила 14 млн руб. на «внедрение кредитно-модульной схемы подготовки при использовании дистанционных технологий обучения (на примере специальности «связи с общественностью)», «разработку и апробацию модели самостоятельной работы студентов при использовании дистанционных технологий обучения (на примере гуманитарных дисциплин)» и «разработку и апробацию модели подготовки кадров в области менеджмента на основе сетевого взаимодействия образовательных учреждений с использованием дистанционных технологий обучения». В том же 2007 году 17 млн руб. ушло на «разработку и апробацию методического обеспечения и повышения квалификации работников кафедр гуманитарных и социально-экономических наук по проблемам развития гражданского общества». В 2008 г. «Высшая школа управления» получила на аналогичные задачи 41 млн руб., в 2009 г. — 17 млн руб.

В почете инновации. В 2010 г. ООО «Технологии молодежи», созданное руководителем «Зворыкинского проекта» «Наших» Дмитрием Кохом и его партнерами, получило 38 млн руб.

Заметная статья расходов — транспортировка молодежи. Например, «Русский стиль» в 2010 г. за доставку молодежи на празднование Дня народного единства получил 14,4 млн руб.

«Наши» — единственное движение, которое замечает талантливых молодых людей, — заявляет Юлия Зимова, руководитель проектов «Мишки» (8,95 млн руб. от Росмолодежи в 2010 г.) и «Наши дети» (6,52 млн руб. в 2009-2010 гг.). — Когда я пришла в движение «Наши», я не могла себе представить, что у меня будут такие проекты и я буду заниматься конкурсами, выставками и привлечением спонсоров«. Интересно, что до «Мишек» Зимова была активистом движения «Новая цивилизация», созданного на деньги Михаила Ходорковского. Но и с «Нашими» Зимова чувствует себя вполне комфортно, она участвовала во всех крупных массовых акциях: «У нас же не тоталитарный режим в стране».

Не только государство

 

Есть у мероприятий «Наших» и частные деньги. Например, владелец группы «Онэксим» Михаил Прохоров выделил на инновационную смену «Селигера-2010» 45 млн руб.

«Михаил Прохоров политикой не занимается, но всерьез интересуется инновационными проектами, и, когда к нему обратились с просьбой поддержать молодежный форум Селигер”, у нас возникла идея организовать и профинансировать одну смену форума, сделав ее полностью посвященной инновациям и новым технологиям», — объясняет представитель «Онэксима». Сначала соратники Якеменко предлагали Прохорову взять на себя финансирование всего «Селигера», говорит близкий к бизнесмену источник, Прохоров ко всем этим молодежным движениям равнодушен, но бизнесмена попросил человек, которому он не мог отказать, и Прохоров предложил идею с инновационной сменой.

Среди партнеров и спонсоров форума «Селигер-2010», как сказано на его сайте, были крупные западные компании. Mercedes-Benz Rus выделила три автомобиля для челночных рейсов, Tupperware в первые две смены форума проводила кулинарные показы и раздавала в лагере коробки для ланча и бокалы. KPMG участвовала в ярмарке вакансий. Представитель Siemens провел презентацию о карьерных возможностях в компании. А Intel предоставила компьютерное оборудование для работы смены, посвященной коммерциализации научно-технических разработок.

После селигерской истории с куклами на кольях представители KPMG и Tupperware сказали американскому International Consortium of Investigative Journalists и «Новой газете», что не знали о связи мероприятия с «Нашими», а представитель Daimler заверил их, что если компания станет поддерживать «Селигер» в будущем, то потребует от организаторов не допускать «чрезмерных политических акций».

Спонсорами выступают и организации, связанные с «Нашими». Так, Гагиев из «Молодежной политики 2020» гордится тем, что 1,2 млн руб. прибыли фонда за 2009 г. потратил в том числе на проект «Поезд без брони», одобренный лично Путиным. 60 молодых журналистов отправили посмотреть на «обновленную Чечню» — начинался визит со встречи с Рамзаном Кадыровым, а заканчивался встречей с «участниками патриотического клуба «Рамзан».

Якеменко и «не наши»

 

На запрос «Якеменко Василий Григорьевич» ЕГРЮЛ выдает четыре организации, включая собственно движение «Наши». Сюрприз преподнесла одна из них — ТОО «Акбарс», учрежденное в Москве в марте 1994 г., его учредителями значатся Адыган Саляхов (23,36%), Василий Якеменко, Александр Власов, Наиль Нуриахметов, Росиль Рахматуллин (по 18,69%) и Юрий Еременко (1,87%). В 2008 г. эта фирма исключена из ЕГРЮЛ.

Но память о ней и обо всех ее учредителях, кроме Якеменко, сохранилась в более чем 200-томном уголовном деле № 192 529. В обвинительном заключении (есть в распоряжении «Ведомостей») и показаниях свидетелей по делу они фигурируют как лидеры одной из самых жестоких банд России — организованного преступного сообщества «29 комплекс» города Набережные Челны, которое насчитывало до 1000 человек.

Следствие и суд заняли несколько лет. 17 июля 2006 г. приговор 32 членам банды в Верховном суде Татарстана оглашали восемь часов — Еременко получил пожизненное, остальные в общей сложности более 400 лет лишения свободы за «бандитизм, организацию преступного сообщества, похищения людей и 14 эпизодов убийств за период с 1993 по 2001 г.».

По информации прокуратуры Татарстана, убийства совершались как в самой республике, так и в Москве и Московской области, а в ходе следствия у обвиняемых было изъято 75 единиц огнестрельного оружия, взрывчатые вещества и взрывные устройства, два гранатомета «Муха», большое количество боеприпасов и холодное оружие.

Преступное сообщество сформировалось, по мнению следствия, к маю 1993 г. — в период расцвета в Татарстане молодежных группировок, которые делили территорию, бились стенка на стенку, взимали дань с мелких торговцев на улицах или грабили прохожих. В городе Набережные Челны Власов, Саляхов и Еременко объединили наиболее активных участников группировки «29 комплекс» в устойчивую вооруженную банду, а к концу 1993 г. объединили руководителей организованных преступных групп.

Позже участники банды контролировали предприятия Татарстана, например елабужский мясокомбинат «Модуль», а также Автозаводский рынок Набережных Челнов, пытались взять под контроль даже «Камаз». А финансовыми операциями занимались в том числе в Москве: Саляхов, Еременко и Власов, согласно материалам дела, переместились в столицу в 1994 г., Нуриахметов — в 1999 г.

«Акбарс», соучредителем которого значился Якеменко, также упоминается в обвинительном заключении. Этой фирме принадлежало помещение, в котором располагалось охранное предприятие Саляхова, Еременко и Власова.

Пресс-секретарь Якеменко со ссылкой на юриста передал следующее: «Якеменко был включен в состав учредителей Акбарса” без его ведома и согласия; лица, учредившие организацию, незаконно воспользовались для этого его паспортными данными. Никакого участия в деятельности фирмы, в открытии счетов и проч., естественно, не принимал. В управление Федеральной налоговой службы уже подано заявление с требованием разобраться, на каком основании посторонними лицами в состав учредителей ТОО Акбарс” был введен Якеменко. Аналогичное заявление сейчас подается в ОБЭП». На вопрос, почему заявление подается только сейчас (после запроса «Ведомостей» об «Акбарсе»), пресс-секретарь «Наших» Потупчик сказала, что «были юридические коллизии»: исключить человека в ЕГРЮЛ из состава учредителей фирмы нельзя без гендиректора этой фирмы, а как связаться с этим человеком — они не знают. (По данным «Ведомостей», гендиректор Саляхов получил 25 лет колонии строгого режима.) «В условиях лихих 1990-х, тем более в Люберцах, где проживал Василий Якеменко, как вы понимаете, могло случиться всякое», — напомнила Потупчик.

В наших Люберцах все бывает. Например, за несколько дней до выборов в Госдуму 1999 г., на которых у Кремля был сильный противник в виде блока «Отечество — Вся Россия» с Юрием Лужковым и Евгением Примаковым во главе, в газете «Известия» (№ 234 от 14 декабря 1999 г., есть в распоряжении «Ведомостей») появилось открытое письмо Якеменко В. Г. о том, что на него напали «сторонники Примакова» и нанесли ему черепно-мозговую травму в подъезде его собственного дома. Это первое публичное выступление Якеменко, связанное с политикой. Якеменко не ответил на вопрос «Ведомостей» о том, был ли он автором письма. Потупчик сообщила, что он готов отвечать только на вопросы о своей нынешней служебной деятельности.

«Не знаю, как насчет Якеменко, но зависимость от компрометирующих материалов способствует взятию на крючок”, — делится мнением генерал-майор госбезопасности в отставке Алексей Кондауров. — С такого крючка сорваться сложно, причем компрометирующие материалы, полученные, допустим, в ходе расследования уголовного дела, могут использоваться не обязательно самими спецслужбами, а теми, кто у нас курирует идеологию. Тут все идет в ход: и продвижение на заметные посты, и деньги, и компрометирующие материалы — возникают взаимные договоренности, уступки, человек становится полностью контролируемым, а сегодня это приобретает новые формы. К сожалению, это было и будет при нынешней власти».





http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/250636/dengi_nashih

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments